Главная arrow Раскольники.
Раскольники.

Куда выталкивают Южную Бессарабию?


  В последнее время наши политики делают недостаточно взвешенные заявления в отношении Республики Молдова, тем самым, ставя под удар самый уязвимый регион Украины. Это Южная Бессарабия, или Украинское Придунавье. 9 ноября 2007 г. исполняющий обязанности председателя Одесской областной государственной администрации Николай Сердюк заявил во время своей пресс-конференции, что Республика Молдова не выполняет условий договора, по которому ей был передан участок берега реки Дунай в обмен на территорию у села Паланка. Николай Сердюк считает, что Украина вправе поднять вопрос о возвращении себе дунайского берега в районе села Джурджулешть. Однако такое форсирование событий вкупе с непоследовательной политикой приведет только к блокаде Южной Бессарабии и еще большему ее обнищанию, чем не преминет воспользоваться Румыния – истинный претендент на эту территорию. Как, впрочем, не только на эту. На наш взгляд, разрушение отношений между Украиной и Молдавией выгодно только  силам в обоих государствах, которые ведут дело к полной дезинтеграции обеих стран.

                  Далее: программа «Бэкграунд» на эту тему.

  Южная Бессарабия – для многих жителей Одесской области этот регион является малой Родиной, источником заработка и просто местом постоянного проживания. Представьте себе на минуту, что эта цветущая земля известная своими плавнями, городом Вилково – который многие не без оснований называют украинской Венецией, Белгород-днестровской крепостью и ещё множеством мест имеющих огромное экономическое, культурное и историческое значение для нашей страны вдруг стали закрытыми для посещения лишь по той простой причине, что Бессарабия оказалась в составе другого государства. Звучит фантастично, но как выясняется далеко не для всех. Для румынских властей, например, это оказывается вполне нормальное отношение к ситуации, во всяком случае если судить не столько по словам, сколько по реальным делам официального Бухареста.
Правительство Румынии якобы с самыми добрыми намерениями пытается помогать населению соседней Молдавии перейти в свое гражданство. Делается это под вывеской помощи «братьям румынам, которые по незнанию своему считают себя молдованами». Доброта румынских властей столь безбрежна, что они готовы записать румынами даже проживающих в Молдавии этнических русских и украинцев, если те захотят стать подданными соседней державы. Заявлений на этот счет хоть отбавляй - начиная от бывшего короля Румынии Михая первого, заявляющего что «Бессарабия всегда была румынской землей а бессарабцы являются румынами» и заканчивая первым лицом государства – президентом Траяном Басэску, публично рассуждающим о том, что Бессарабия, Буковина и Молдова ничто иное как исконно румынские территории. А молдавский язык вообще якобы придуман Сталиным для оправдания создания Молдавской ССР.
Само собой разумеется - планомерное продвижение идей, а сейчас уже и конкретных действий, направленных на аншлюс территорий других государств, не может оставаться незамеченным. Конечно, сегодня речь идет прежде всего о судьбе Молдавии, для которой угроза утраты государственности весьма актуальна. Но рассматривать тамошнюю ситуацию только как сугубо внутреннее дело соседней страны, значило бы уподобиться страусу, который чтобы спастись от проблем прячет голову в песок. Украина не может следовать страусиной тактике, если хочет сохранить свою территориальную целостность и предотвратить опасную эрозию национальной почвы. Основания для подобного умозаключения дают нам некоторые факты, указывающие на то, что и в отношении некоторых территорий Украины румынские власти проводят ту же политику ползучей экспансии, что и в соседней Молдове. 
 К примеру, по результатам совместного украинско-румынского мониторинга по вопросам соблюдения прав румынского национального меньшинства в Украине было установлено, что по состоянию на 2001 год на территории Одесской области проживали причем некомпактно всего 724 гражданина, идентифицирующих себя как румыны. При этом 123,800 наших земляков считают себя молдованами. Но Бухарест такая статистика отнюдь не устроила. Румынские власти тут же стали заявлять, что никаких молдован в природе не существует, а стало быть в одесской области проживает не 724 а свыше 120 тысяч румын, а это как говорится - в корне меняет дело. В частности Румыния тут же заявила о своем недовольстве фактическим отсутствием в нашем регионе школ с румынским языком обучения. Между тем, упомянутый мониторинг проходил в 3-х населенных пунктах из пяти предложенных и в каждом из них было установлено наличие всего 10-20 детей румынской национальности. Понятно, что для такого количества учащихся никто специально школу строить не будет. Что же касается претензий Бухареста на приобщение к лику румын одесских молдован, то как выясняется у них на этот счет есть свое собственное мнение.
Анатолий Фетеску, председатель ассоциации молдован:  «Не понятно, чем руководствуются отдельные румынские политики обвиняют меня или ассоциацию что мы, дескать, не хотим сотрудничать с Румынией. Не хотим, чтобы наши дети ездили в Румынию на учебу, чтобы наши учителя ездили на учебу, на отдых и так далее. Я хочу откровенно сказать что мы не против сотрудничества. Мы соседи и должны жить в мире и дружбе. Мы должны сотрудничать и в экономическом, и в культурном плане – тем более что много общего у нас. Но сотрудничать как с соседями. В соответствии с определенными нормативными документами дано право каждому гражданину самоидентифицировать себя. И исходя из этих норм по последней переписи населения, которая состоялась в 2001г более четверти миллиона граждан Украины идентифицировали себя как молдоване. 23 назвали своим родным языком молдавский язык. Другая треть назвали своим родным языком украинский, русский. Поэтому подходы Румынии в том что мы не хотим быть румынами не обоснованы и кстати не уместны. 
 После того как Украина стала независимым государством, был период, когда ринулись каждую неделю по 3, 4, 5 бригад с телевидением, специалистами, приезжали изучать ситуацию румын в Одесской области. Их нет, по переписи населения их нет. Они ездили по школам, сельсоветам. Снимали ролики, показывали их в Румынии, в Европе, дескать права румын попираются. Есть 724 души, но в паспорте нет записи о национальности то как знать - румын ты, или украинец, или молдованин. Это был первый этап. Мы стали возмущаться, что это неразумно, не логично. Тогда стали привлекать внимание к этой проблеме. И на том этапе каждое лето вывозили по 500 детей на бесплатный отдых в Румынию, детей молдован. В анкетах писали, что это дети румын. Возили по 100 человек на учебу в Румынию – и что характерно - я не против что бы наши дети ездили учится в Румынию. Как едут в Париж скажем, в Лондон – я за, пусть и в Бухарест едут. Но эти дети должны быть подготовлены.
Румынская сторона хочет всех желающих поголовно вывозить в Румынию. Для чего? Их год там обучают языку, литературе, истории. Внушают им что Румыния это историческая родина, что единственно кто заботится о них - это Румыния и больше никто о них не заботится.»
Как известно любая инвестиция рассчитана на будущую прибыль. Инвестиции  Румынии в образование и национальное просвещение украинских молдован в этом смысле не исключение. Любой психолог подтвердит, что психика ребенка менее всего устойчива к воздействию извне и подростки 16-18 лет - наиболее благодатная почва для насаждения тех идей, которые выгодны в данном случае румынской стороне. Ведь ребенок, который побывал в Румынии по специальному, которому естественно показали тамошнюю жизнь так сказать с парадного подъезда, естественно будет сравнивать увиденное с тем, что его ожидает в Украине и призадумается о своем будущем. При этом, как правило, не отдавая себе отчет в том что он всего лишь пешка в большой и ненавязчивой геополитической игре, в которой преследуется цели весьма далекие от его личных интересов. У многих из таких молодых людей наверняка появится желание жить в Румынии, работать там, просто потому, что это уже страна Евросоюза, а стало быть, совсем другой уровень материального достатка и личных возможностей. Причем Украине, которой членство в Евросоюзе, похоже, вообще не светит, трудно будет подыскать весомые контраргументы. На абстрактную любовь к родине сегодня мало кто ведется, да и родиной многие из таких новых румын будут считать отнюдь не Украину. Само собой разумеется - родители не смогут оставаться глухими к чаяниям своих детей. И наверняка многие пойдут в румынское консульство, подадут заявление на получение гражданства Румынии и в соответствии со специально разработанным в Бухаресте законом и упрощенной процедурой получат его. Даже если этот процесс не носит лавинообразный характер, все равно румынское присутствие в нашем регионе будет постоянно расти. и сколько граждан с румынскими паспортами будет проживать через 10-20 лет на территории украинской Бессарабии одному богу известно. Но надо думать, их будет немало. И тогда возникнут и уже не на пустом месте новые претензии Румынии к Украине - а что это на вашей территории живет скажем 50 000 румын и их права никак не соблюдаются? Почему там не строятся румынские детсады, школы, учреждения культуры и так далее и тому подобное. Не пришло ли время вам украинцам передать нам румынам часть своих полномочий по опеке над этими территориями. Пусть для начала это будет опека только культурно-образовательная. И возражать Киеву будет ой как трудно, потому что на стороне члена Евросоюза Румынии, скорее всего, будет активно выступать Брюссель, которого всегда очень волнуют вопросы соблюдения прав нацменьшинств - особенно в тех странах, которые в эту организацию не входят. Собственно именно после вступления Румынии в Европейский союз эта страна, чувствуя мощную поддержку своих новых партнеров, резко усилила давление на прилегающие к ее границам сопредельные территории. Любопытная, между прочим, ипостась в деятельности самого Евросоюза, который объективно выступает спонсором государства, нацеленного на размывание и даже на разрушение существующих европейских границ. Выходит, что дело не только, а может быть и не столько в Румынии!! И получается, что правы те аналитики, которые утверждает, что стратегической целью объединения западной Европы является не столько райская жизнь населяющих ее народов, сколько создание благоприятных условий для возобновления исторической экспансии запада на восток с целью подчинения восточных территорий своему владычеству. 
Современная тенденция такова, что настроенные на расширение румынского жизненного пространства силы все активней начинают действовать на острие внешней политики Румынии по отношению к иностранным гражданам. Не так давно президент Румынии Троян Басэску сообщил, что намеревается ускорить процедуру получения румынского паспорта не только для этнических молдован в самой Молдавии, но и для русских молдован. и тут естественно возникает вопрос – а когда настанет очередь украинцев? Ведь украинских молдован уже давно, что называется «взяли в оборот» и всячески ими манипулируют. Стоит отметить что пока, к счастью для нас с вами, эти попытки не слишком успешны в Украине. Но если идея воссоединения Молдовы с Румынией все же будет реализована на практике, то не окажутся ли украинские Бессарабия и Буковина следующими на очереди? Наверное, окажутся, аппетит, как говорится, приходит во время еды, а аппетит у нынешних румынских властей такой, что несварение желудка им явно не грозит. 
 Бухарест все более откровенно движется в направлении создания румынизированных анклавов на территориях, которые считает «исконно румынскими» дабы потом на основании очень гибкого в наше время международного права отгрызть кусочек, а то и проглотить всю суверенную державу, как это было с судетскими немцами в Чехословакии. Тогда под предлогом, якобы, незащищенности этнических немцев и не без помощи заброшенных и идеологически подкованных идеологов нацистам удалось сначала Судетскую область аннексировать, а потом и оставшуюся часть страны прибрать к рукам.
Государства как и животные делятся на хищных и травоядных. Современная Украина с ее практически беспомощной армией и погрязшим в интригах руководством скорее относится ко второму типу. Тем более опасно для нее находиться рядом с государством первого типа и при этом не сознавать этого, а хищник как известно - всегда действует исподтишка и нападает на свою жертву внезапно.
Вадим Сечин. Аналитическая программа «Бэкграунд».

 www.odessa36.tv

 

Церковь - невольница политических амбиций

Конфликт вокруг епархий "Бессарабской митрополии" продолжается

Не первый месяц тянется болезненное выяснение отношений между Русской православной и Румынской православной церквами. Яблоко раздора - воссоздание на территории Молдавии и Украины трех епархий так называемой "Бессарабской митрополии". Русская православная церковь не признает каноничность и легитимность этого образования, в то время как для Румынской церкви оно стало "законным актом восстановления справедливости и защиты румынской идентичности"

Если взглянуть на то, что происходит по соседству с Румынией, на Украине, обратить внимание на поездки президента Виктора Ющенко к патриарху Константинопольскому Варфоломею, на движение за создание автокефальной церкви "галицийской ментальности", то становится понятно, что в данном регионе действуют общие тенденции. Всякий новый виток стремлений к "церковной независимости", а оно претерпевало несколько исторических этапов, совпадает с ростом националистических настроений, либо всплески националистических настроений провоцируют людей на защиту всяческих идентичностей, в том числе в религиозной сфере, где согласие бывает наиболее важным, а несогласие - наиболее взрывоопасным.

Продвижение

Всё это - пресловутое наследие развала Советского Союза. Оно сказывается даже на тех сферах жизни, которые, казалось бы, должны были почувствовать себя совершенно свободными и независимыми прежде всего от всяких политических интриг, а стали всего лишь отражением общественных настроений. Даже лексика свидетельствует об этом.

В официальном обращении Румынской церкви сказано: "В отношениях между Православными Церквами-сестрами не должно быть места ни экспансионистской агрессивности, ни умилительному сервилизму, свойственным тоталитарным режимам, ибо не может быть ни прочного мира без справедливости, ни братской любви без взаимного уважения". Призраки тоталитарных режимов бродят по Восточной Европе, а целями добрососедских отношений провозглашаются "защита и продвижение православия". Одним словом, промоушн.

И действительно, ничто не производит столь охлаждающего впечатления на все более секуляризирующийся мир, склонный воспринимать церковь как хоть и далекий, но образец жизни, и требовать от ее членов чуть ли не святости, как известие о раздорах в самой церковной среде на столь высоком уровне - уровне межцерковных отношений.

Вдобавок, по отзывам экспертов, наметилась еще одна тенденция: возникло подозрение, что сыр-бор вокруг "Бессарабской митрополии" и ее епархий - всего лишь способ для Молдавской церкви добиться автокефалии. Молдавские политологи усматривают в автокефалии Молдавской церкви путь к преодолению раскола. Так, политолог Олесь Стан заявил: "Эту борьбу, я считаю, надо немедленно прекратить. В противном случае церковный раскол может стать последним ударом по единству молдавской нации и прекратить ее и без того шаткое существование. А для этого Молдавская Православная Церковь, по сути, уже автономная, должна стать истинно национальной молдавской церковью, получить самостоятельность и полное самоуправление, то есть добиться статуса автокефальной церкви, как в свое время, в конце 19-го века, этого добилась румынская церковь".

Ответ на ответ

Как объясняют в РумПЦ, решение о возрождении епархий стало своего рода ответом на решение Молдавской митрополии РПЦ о создании четырех новых епархий в противодействие "Бессарабской митрополии". Ведутся споры о том, какие из этих шагов имели под собой исторические и канонические обоснования, а какие нет. Тем не менее, на заседании Румынского Синода в октябре 2007 года были приняты изменения в организационной структуре РумПЦ, которые в январе нынешнего года оказались подтверждены уставом. "Бессарабская митрополия", или, как она еще называется, "экзархат земель", насчитывает ныне четыре епархии: Бельцкую, Южно-Бессарабскую, Дубоссарскую и всего Заднестровья, и Кишиневский архиепископат.

К сожалению, это не просто внутренние вопросы межцерковных отношений. Президент Молдавии Владимир Воронин высказал пожелание, чтобы Европейский суд по правам человека не слишком торопился с подтверждением легитимности "Бессарабской митрополии", потому что подобное решение чревато риском, что Молдавия станет новым Косово.

Ранее Владимир Воронин заявлял, что решение Страсбургского суда, подтвердившего госрегистрацию "Бессарабской митрополии" в 2002 году, может быть оспорено, если РумПЦ не отменит решение о новых епархиях. Правительство Молдавии, однако, вынуждено было признать решение Европейского суда по правам человека, определяющее "Бессарабскую митрополию" как наследницу митрополии, действовавшей с 1918 по 1944 год, с перерывом в сороковых годах, когда Молдавия входила в состав Румынии. Русская православная церковь действует на территории Молдавии с 1813 года, поэтому ее заявления о "канонической территории" имеют под собой основания.

Страница новейшей истории

Однако вряд ли Европейский суд по правам человека пересмотрит собственное решение шестилетней давности, объявит "Бессарабскую митрополию" нелегитимной и "вернет всё, как было". А для многих решение светских инстанций в отношении религиозных вопросов никогда и не являлось авторитетным в той мере, в какой может быть авторитетно решение церковного патриархата.

В свою очередь, "Бессарабская митрополия" высказала намерение подать иск в Европейский суд по правам человека на власти Молдавии за выдворение из страны священников и монахини с румынским гражданством, которые нарушили сроки пребывания в стране.

Патриарх Сербский Павел поддержал позицию Русской православной церкви и выступил против создания епархий Румынского Патриархата. Он заявил, что в основе создания "Бессарабской митрополии" - "пренебрежение каноническим преданием".

А управляющий делами Украинской православной церкви архиепископ Белоцерковский и Богуславский Митрофан заявил: "Следуя логике Румынской Церкви, Украинская Православная Церковь, например, имеет полное право открыть свои епархии на территории Румынии, где тоже есть украинские общины, которые неоднократно желали перейти под нашу юрисдикцию". Архиепископ считает, что действия Румынского Патриархата квалифицируются как вмешательство в дела Молдавской церкви.

Неизвестно, к чему приведет этот затянувшийся конфликт. Но вполне очевидно, что он имеет под собой не столько религиозную, сколько политическую подоплеку. А когда в политических целях используются религиозные настроения, ситуация становится нестабильной и в любой момент может выйти из-под контроля. Примеров тому не счесть, в том числе, к сожалению, в новейшей истории.

Автор: Василина Орлова

 

Еще один церковный раскол (Спасите Наши Души)

 

СПАСИТЕ НАШИ ДУШИ!                     

Измаил Православный  № 8 (50) 2003г.

 

 

КАЖДЫИ век готовит свои испытания для Церкви, которые Она, по примеру Своего Подвигопаложника Христа, принимает со смирением, обращая в орудие Своего совершенствования. Конец минувшего века был для УПЦ временем упорного противостояния расколу так называемых "филаретовцев", увлекающих чад Церкви в смертный грех на волне западноукраинского национализма. Как это уже было в церковной истории не раз (вспомним, например, обновленцев времен большевистской смуты), вирус политизации легко поражает ослабленный духовный иммунитет людей малоцерковных..
    События, о которых пойдет речь, также, по всем признакам, попадают под определение - политический раскол, которым в начале нового века искушаются на прочность прихожане церкви сев. Апостолов Петра и Павла села Камышовка Измаильского района Одесской области.

Президенту Украины

Леониду Даниловичу Кучме

Председателю

облгосадминистрации

Сергею Рафаиловичу

Гриневецкому.

Председателю Измаильской

райгосадмннистрации

Сергею Ивановичу Мазуру                                               

ОБРАЩЕНИЕ

 

Обращаются к ВАМ жители с. Камышовка Измаильского рай­она Одесской области. Помоги­те, пожалуйста, нам в создав­шейся тяжелой ситуации силою, данной ВАМ власти, по законам государства и церковным зако­нам, раз и навсегда избавиться от посягательств служить в свя­том алтаре (а точнее сказать — осквернять его) человеку, не имеющему права этого делать как по законам церкви, так и по законам государства.

В мае 1994 г. православные ве­рующие в количестве 53 чело­век собрались на свое первое за­седание (протокол №1 прилага­ется). В мае 1995г. обратились с заявлением к Митрополиту Агафангелу зарегистрировать общину   православных  христиан     Свято-Петропавловской церкви  с. Камышовка (копию Заявления прилагаем) и попро­сили священника, на что полу­мили ответ, что пока не имеют молдавского священника (с. Камышовка — молдавское село). Случайно встретили Анатолия Кристю («священнослужителя» бессарабской митрополии), который приходил в село к друзьям, и он согласился служить у нас. Мы не знали, что так назы­ваемая бессарабская митропо­лия не признана никем, и при­ведет к большим политическим проблемам, и обратились в Мит­рополию, чтобы дали его нам как священнослужителя, на что получили согласие.

Нам было выделено помеще­ние для проведения богослужения и обрядов, где своими сила­ми обустроили это помещение, обставили иконами, приобрели необходимый инвентарь. На протяжении почти 2-х лет жите­ли села привыкли к Анатолию Кристе, однако верующие заме­тили, что так называемый «отец Анатолий» в своих службах по­минал митрополита бессарабс­кой митрополии, руководителей государства Румынии. Обрати­лись с разъяснениями к отцу Анатолию, служителю соседне­го села Першотравневое. Оказа­лось что он самозванец. Под­ключились органы власти, так как Анатолий Кристя проживал на территории села незаконно. Ему предложили пройти кано­низацию, поехать в г. Одессу к митрополиту Агафангелу и пе­рейти в Одесскую Митрополию. Он отказался и был вынужден покинуть наше село. Жители села собрали около 800 подпи­сей в поддержку Анатолия. На то время нам нужен был священник, мы не понимали и не зна­ли, что в Православной церкви произошел раскол, появились раскольники, т. е. люди, которые воспротивились, будучи право­славными христианами, слу­жить Богу и церкви по церков­ным законам. 40 верующих собранными подписями поеха­ли в Одессу, в облгосадминистрацию, в отдел по делам рели­гии, на прием к Р. Боделану, где нам объяснили, что он не может служить и жить в селе вне зако­на, так как бессарабская митро­полия никем не признана. Список с подписями остался у жи­теля нашего села Василия Прохоровича Иордакеску.  Одесская Митрополия определила в нашем селе отца Мариана, который прослужил в селе более года. Параллельно в селе приверженцы бессарабской митрополии (около 15 человек) собирались в одном жилом доме для проведения «служб», где Анатолий Кристя, иногда приезжавший в село, тайно проводил «богослужение», церковные об­ряды в том же доме. Когда мы предложили его сторонникам объединиться, Василий Иорда­кеску поставил условие: если из села уедет отец Мариан, тогда мы объединимся.

Через год, по разным причи­нам (ему кто-то отравил поро­сенка и собаку, неоднократно получал записки с угрозами, по ночам проволокой завязывали ему дверь), отец Мариан уехал из села. Его перевели в другое село. В 1998 году мы были вы­нуждены просить Одесскую Митрополию определить в наше село другого священника. Опять предложили Иордакеску Василию объединиться, так как отца Мариана нет, на что полу­чили ответ, что еще не время. В село был направлен отец Алексей Греку с семьей. Потя­нулись к нему жители села, по­явились у него и родственники в селе. Служит он у нас уже 5-й год. В этот период времени Иордакеску Василий Прохоро­вич сделал все возможное, что­бы зарегистрировать так назы­ваемую бессарабскую Митро­полию на территории села. В 2001-2002 гг. Иордакеску Васи­лий написал в международный суд в Страсбурге и приложил наши подписи, собранные еще в 1996 г., в поддержку Анато­лия Кристи. С этими подпися­ми он обращался в Одессу и Киев как с доказательством того, что жители села хотят регистрации бессарабской митрополии в селе, на что получил отказ, так как по решению Страсбургского суда Бессарабская Митропо­лия действительна только на территории Молдовы. На этом он не остановился, но добился и зарегистрировал на территории села неканоническую автономную православную церковь приведя в село Анатолия Кристю. Они самовольно заняли по­мещение в административном здании. Это помещение при­надлежит сельскохозяйствен­ным кооперативам. Начальни­ки и рабочие кооперативов на­писали заявление сельскому го­лове, но меры не принимались. Написали заявление в мили­цию, но там сказали, что это не их дело. Сторонники Анатолия Кристи ходили по селу и аги­тировали людей, чтобы они шли к Анатолию, а не к о. Алек­сею. Между церковью и сектой начались разногласия. 21 июня 2003 мы собирались (40-50 че­ловек) поговорить с Анатолием  и сказать, чтобы он уходил из села, потому что у нас есть свя­щенник, и что перемирия с рас­кольниками не будет. В тот же день он уехал и обещал больше не приезжать (но после этого случая в нескольких кишиневских газетах было об этом на­писано). В. Иордакеску и его сторонники во главе с предсе­дателем сельского совета (они кумовья) стараются сделать все возможное, чтобы выгнать и о. Алексея из села. В. Иордакеску и другие под видом законности зарегистрировали свою секту, взяв имя православных, книги православных, одевшись в об­лачение православных священ­ников (в г. Одессе знают о мно­гих подобных судебных делах), чтобы творить свои беззакония, воплощать в жизнь свои жела­ния. Однако мы сегодня поня­ли, кто есть кто. Мы знаем, что Василий Иордакеску— румын­ский националист, и что в лю­бое время он может стать пре­дателем нашей Родины. А его «церковь», по нашим церков­ным законам, — простой коо­ператив. «Священники» таких церквей — самозванцы, а мы хотим оставаться в лоне исти­ной канонической Православ­ной Церкви, и иметь каноничес­кого священника. Поэтому про­сим у ВАС особой и сугубой по­мощи в лице государства под­держать нас, верующих Украин­ской Православной Церкви Московского Патриархата, а не раскольников, болтунов и наци­оналистов, которые во сне ви­дят «воссоединение» бессараб­ских земель, отменить и запре­тить действие подобной секты в нашем селе, в нашем государ­стве, с учетом серьезных про­блем идущих со стороны Румынии на притязание бессарабских земель. Просим ВАС не ре­гистрировать на территории села лжеправославную церковь, так как это приводит к разно­гласию и борьбе за истину. Мы все за священника истинной Православной Церкви, за истинную каноническую Православную Церковь. Мы за мир и спо­койствие. За веру и любовь, любовь к Богу прежде всего, к его святой Церкви, к Родине, которая нас вырастила и воспитала. Путь, предлагаемый В. Иордакеску, — путь преда­тельства Бога и Родины. Мы не, хотим второго Нагорного Карабаха!                                       

С уважением к ВАМ,  жители села Камышовка Измаильского района Одесской области.

 

Аннексия милостью Божией?

Румыния предъявляет территориальные претензии к Молдове и Украине посредством… церковной экспансии Текст: Александр Бойко

Подоплёка деятельности так называемой Бессарабской Митрополии, управляемой румынской патриархией, на территории современной Молдовы с самого начала была политической. Существовала она тут во вполне однозначно оцениваемый период. Митрополия попала в пруто-днестровское междуречье на штыках нацистских солдат. Несогласные православные священники подвергались гонениям и высылались из Бессарабии. Так Румыния «святила» свою поступь на оккупированные земли.

Слишком много политики
В 90-х Бессарабская Митрополия стала преследовать те же цели. Лоббировали интересы этой митрополии в основном — члены унионистской ХДНП, а сугубо светский человек, профессиональный политик, христианско-демократический депутат Влад Кубряков даже занял в этой Митрополии должность советника.
Политическими были и контраргументы молдавских властей, которые, вопреки статусу «демократических», в течение более чем десяти лет отказывались регистрировать Бессарабскую Митрополию. Они не без основания считали, что это может привести к расколу в молдавском обществе. Политически, как убеждены наблюдатели, было мотивировано и решение Европейского суда по правам человека, обязавшего в 2002 году официальный Кишинёв зарегистрировать Митрополию Бессарабии. Почти наверняка — так, иначе ЕСПЧ мог бы и внять аргументам молдавского правительства. Кабинет министров настаивал на чисто религиозной природе конфликта, на том, что он должен решаться в ходе переговоров между Русской и Румынской Православными Церквями. Но суд предпочел отклонить апелляцию Кишинёва. Не слишком ли много политики для мирного религиозного культа?
Теперь слово взяла Русская Православная Церковь, выступившая по поводу постановлений своей румынской «сестры» с очень жёсткой нотой протеста. 

 

 Есть все основания полагать, что Румынская Православная Церковь, рискнувшая пойти на нарушение священных канонов, решений Вселенских Соборов, реализует геополитические устремления Румынского государства.

Что раньше — яйцо или курица?
Сама постановка вопроса о «восстановлении» деятельности Бессарабской Митрополии Румынской Патриархии в Молдове представляется не вполне корректной. За исключением двух вышеупомянутых исторических отрезков, весьма сомнительных с морально-политической точки зрения, Румынская Православная Церковь не распространяла своё влияние на территорию современной Республики Молдова.
Это — простые, общеизвестные факты, ими не пожонглируешь. По Бухарестскому договору 1812 года Бессарабия вошла в состав Российской Империи — уже на следующий год, то есть в 1813 году была создана Кишинёвская епархия Русской Православной Церкви. Это произошло задолго до того, когда по решению Берлинского Конгресса 1878 года было создано независимое румынское государство, и до дарования в 1885 году Константинополем автокефалии Румынской Православной Церкви.
Вопрос, как могла исторически существовать в Бессарабии Румынская Церковь, когда ни самой Румынии, ни Румынской Церкви не было в природе — на засыпку гуттаперчевым бухарестским историкам и их союзникам в Кишинёве. Им, похоже, тоже ничего не остаётся, как ссылаться на 1918-й и 1941-й годы, оцененные мировым сообществом, а отнюдь не только советской историографией, как оккупация. Бог знает (прости, Господи), насколько можно гордиться статусом «оккупационной Церкви». Ну, или — мягче — каково оно, «восстанавливать» юрисдикцию Церкви периодов оккупации на бывших оккупированных территориях?
Самое интересное, что Румынская Православная Церковь не может не понимать некоторой уязвимости собственного положения. В мае 1945 года в Бухаресте и в 1946 году в Москве патриарх Румынский Никодим и Патриарх Московский и всея Руси Алексий I подтвердили каноническую обоснованность восстановления над Кишинёвской епархией юрисдикции Русской Православной Церкви. То есть, Бухарестская Патриархия в своё время собственноручно признала территорию нынешней Республики Молдова территорией юрисдикции Русской Православной Церкви. В течение долгих 47 лет Румынская Православная Церковь ни словечком не пыталась оспорить эти юрисдикционые права РПЦ. Вплоть до 1992 года, когда в Бухаресте заговорили о «восстановлении» деятельности Бессарабской Митрополии в только что обретшей независимость Республике Молдова.

 Московская патриархия выступает против решения Синода  Румынской церкви об учреждении  трех новых епархий в рамках Бессарабской митрополии Молдовы и настаивает на отмене этого решения. В заявлении Московской патриархии говорится, что решение Румынской стороны не только разрушает наметившиеся перспективы сотрудничества двух патриархатов, но и неизбежно влечет за собой хаос в мировой православной семье.

Сроки имеют значение. В официальном заявлении Священного Синода Русской Православной Церкви руководству Румынской Патриархии ненавязчиво напоминают: в соответствии с 17-м правилом Четвертого Вселенского Собора по истечении тридцатилетнего срока не могут возбуждаться новые споры о принадлежности приходов. Церковная жизнь, как и жизнь светская, строго регламентирована. Решения Вселенских Соборов столь же обязательно подлежат выполнению, как решения, к примеру, Совета Безопасности ООН. То есть сам факт предъявления Румынской Церковью канонических претензий на территорию «Бессарабии» — уже есть грубое нарушение международных внутрицерковных правил. Не говоря о тех действиях, которые Румынская Патриархия предприняла в последнее время.

Перейти Прут и Днестр!
Новый румынский Патриарх Даниил, возглавивший Церковь соседней страны после смерти Патриарха Феоктиста, счёл необходимым начать свою деятельность с настоящего демарша. Румынская Патриархия объявила об открытии трёх новых епархий с резиденцией в Бельцах, Кантемире и Дубоссарах. Этим своим решением Священный Синод Румынской Церкви нарушил вообще всё, что только можно нарушить в области церковной дипломатии. Каноны на то и священны, что покушаться на них никому не дозволено. Иначе ведь, как говорил Достоевский — «можно всё». Не станем называть номера правил и Вселенских Соборов, на которых они были приняты. Но, если кратко, то — строго запрещено ставить двух епископов на одну кафедру. В то время как во всех трёх новых Епархиях, об открытии которых объявила Румынская Церковь уже действуют легитимные пастыри. Дальше — больше. Согласно правилам, епископ не имеет права простирать свою власть на иную епархию, а областной епископ (также и Патриарх) — на церкви за пределами своей области. В заявлении РПЦ говорится: «Этот шаг Священного Синода Румынской Церкви представляет собой попрание самих основ церковного строя, противоречит священным канонам Церкви и наносит великий ущерб как взаимным отношениям двух Патриархатов, так и православному единству в целом». Это — слишком серьёзное обвинение, чтобы от него можно было отмахнуться.
Есть все основания полагать, что Румынская Православная Церковь, рискнувшая пойти на нарушение священных канонов, решений Вселенских Соборов, реализует геополитические устремления Румынского государства. Интересно, что косвенные подтверждения этой мысли не заставили себя долго ждать. Проговорился не так давно глава Бессарабской Митрополии Петру. Он заявил, в частности, что резиденция недавно созданных епархий Хотина, Четатя-Албэ (Белгород-Днестровский) и Измаила на территории Молдовы — явление временное, до тех пор, пока, — цитируем, — «не изменятся границы». А когда, — снова цитируем, —  «сложится благоприятное время», епархии переместятся в соответствующие украинские города. Что это? Неужели — доказательство почти поговорки, что у бухарестских политиков на уме, у митрополита Петру на языке?
И Белгород-Днестровский, и Измаил — территория Украины, а значит — сфера юрисдикции Украинской Православной Церкви и Украинского государства. Надо сказать, что «ползучее» проникновение на территорию суверенной Украины Румынская церковь начала не сегодня. Еще в 2004 году митрополит Одесский и Измаильский Агафангел писал возмущённое письмо заведующему отделом одесской областной администрации по делам религий Анатолию Михайловичу Сенчуку. В этом письме священнослужитель обвинял госчиновника в том, что тот «сделал всё, чтобы оперативно зарегистрировать общину т.н. «Автономной православной церкви» во главе со «священником» «Бессарабской митрополии» Анатолием Кристя в селе  Камышовка Измаильского района Одесской области». Далее в своем письме владыка писал: «Целью создания на территории Одесской области румынской «Бессарабской митрополии» является не только духовный прозелитизм, но и пропаганда уже внутри Украинского государства идеи отторжения от Украины юга Одесской области». От себя добавим: помимо Южной Бессарабии есть ещё Северная Буковина, куда Румынская Церковь также стремится распространить своё влияние.
У владыки Агафангела были основания именно таким образом характеризовать ситуацию. Церковь в Румынии не вполне отделена от государства. Во всяком случае, священнослужители получают зарплату из государственного бюджета. Иными словами, в известном смысле они являются государственными чиновниками. Если действия и заявления румынской церкви в какой-то степени соответствуют планам государства, то это можно расценить, как намёк на предъявление территориальных претензий Румынии к Украине. Напомним, не так давно официальный Бухарест сделал на этот счёт ещё более прозрачный намек. А именно — аннулировал «пакт Молотова-Риббентропа», по которому и Южная Бессарабия, и Северная Буковина как раз и отошли к Украине. Тогда многие наблюдатели отметили, что это — не шибко завуалированная претензия не только на территорию Молдовы, но и на целые украинские области. Теперь вот государственную политику подкрепила политика церковная. А о том, что эта одна и та же политика прямым текстом заявил уже цитировавшийся здесь руководитель Бессарабской Митрополии Петру, который ждёт не дождётся, когда созреют «условия», не «изменятся границы», и резиденции новых епархий переместятся в соответствующие украинские города.
А раз так — то это не только проблема взаимоотношений Русской Православной и Румынской Православной Церквей, не только головная боль Митрополии Молдовы и молдавских властей, но и большой вопрос для официального Киева.

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 1 2 3 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 19 - 22 из 22