Главная arrow Раскольники. arrow Аннексия милостью Божией?

Аннексия милостью Божией?

Румыния предъявляет территориальные претензии к Молдове и Украине посредством… церковной экспансии Текст: Александр Бойко

Подоплёка деятельности так называемой Бессарабской Митрополии, управляемой румынской патриархией, на территории современной Молдовы с самого начала была политической. Существовала она тут во вполне однозначно оцениваемый период. Митрополия попала в пруто-днестровское междуречье на штыках нацистских солдат. Несогласные православные священники подвергались гонениям и высылались из Бессарабии. Так Румыния «святила» свою поступь на оккупированные земли.

Слишком много политики
В 90-х Бессарабская Митрополия стала преследовать те же цели. Лоббировали интересы этой митрополии в основном — члены унионистской ХДНП, а сугубо светский человек, профессиональный политик, христианско-демократический депутат Влад Кубряков даже занял в этой Митрополии должность советника.
Политическими были и контраргументы молдавских властей, которые, вопреки статусу «демократических», в течение более чем десяти лет отказывались регистрировать Бессарабскую Митрополию. Они не без основания считали, что это может привести к расколу в молдавском обществе. Политически, как убеждены наблюдатели, было мотивировано и решение Европейского суда по правам человека, обязавшего в 2002 году официальный Кишинёв зарегистрировать Митрополию Бессарабии. Почти наверняка — так, иначе ЕСПЧ мог бы и внять аргументам молдавского правительства. Кабинет министров настаивал на чисто религиозной природе конфликта, на том, что он должен решаться в ходе переговоров между Русской и Румынской Православными Церквями. Но суд предпочел отклонить апелляцию Кишинёва. Не слишком ли много политики для мирного религиозного культа?
Теперь слово взяла Русская Православная Церковь, выступившая по поводу постановлений своей румынской «сестры» с очень жёсткой нотой протеста. 

 

 Есть все основания полагать, что Румынская Православная Церковь, рискнувшая пойти на нарушение священных канонов, решений Вселенских Соборов, реализует геополитические устремления Румынского государства.

Что раньше — яйцо или курица?
Сама постановка вопроса о «восстановлении» деятельности Бессарабской Митрополии Румынской Патриархии в Молдове представляется не вполне корректной. За исключением двух вышеупомянутых исторических отрезков, весьма сомнительных с морально-политической точки зрения, Румынская Православная Церковь не распространяла своё влияние на территорию современной Республики Молдова.
Это — простые, общеизвестные факты, ими не пожонглируешь. По Бухарестскому договору 1812 года Бессарабия вошла в состав Российской Империи — уже на следующий год, то есть в 1813 году была создана Кишинёвская епархия Русской Православной Церкви. Это произошло задолго до того, когда по решению Берлинского Конгресса 1878 года было создано независимое румынское государство, и до дарования в 1885 году Константинополем автокефалии Румынской Православной Церкви.
Вопрос, как могла исторически существовать в Бессарабии Румынская Церковь, когда ни самой Румынии, ни Румынской Церкви не было в природе — на засыпку гуттаперчевым бухарестским историкам и их союзникам в Кишинёве. Им, похоже, тоже ничего не остаётся, как ссылаться на 1918-й и 1941-й годы, оцененные мировым сообществом, а отнюдь не только советской историографией, как оккупация. Бог знает (прости, Господи), насколько можно гордиться статусом «оккупационной Церкви». Ну, или — мягче — каково оно, «восстанавливать» юрисдикцию Церкви периодов оккупации на бывших оккупированных территориях?
Самое интересное, что Румынская Православная Церковь не может не понимать некоторой уязвимости собственного положения. В мае 1945 года в Бухаресте и в 1946 году в Москве патриарх Румынский Никодим и Патриарх Московский и всея Руси Алексий I подтвердили каноническую обоснованность восстановления над Кишинёвской епархией юрисдикции Русской Православной Церкви. То есть, Бухарестская Патриархия в своё время собственноручно признала территорию нынешней Республики Молдова территорией юрисдикции Русской Православной Церкви. В течение долгих 47 лет Румынская Православная Церковь ни словечком не пыталась оспорить эти юрисдикционые права РПЦ. Вплоть до 1992 года, когда в Бухаресте заговорили о «восстановлении» деятельности Бессарабской Митрополии в только что обретшей независимость Республике Молдова.

 Московская патриархия выступает против решения Синода  Румынской церкви об учреждении  трех новых епархий в рамках Бессарабской митрополии Молдовы и настаивает на отмене этого решения. В заявлении Московской патриархии говорится, что решение Румынской стороны не только разрушает наметившиеся перспективы сотрудничества двух патриархатов, но и неизбежно влечет за собой хаос в мировой православной семье.

Сроки имеют значение. В официальном заявлении Священного Синода Русской Православной Церкви руководству Румынской Патриархии ненавязчиво напоминают: в соответствии с 17-м правилом Четвертого Вселенского Собора по истечении тридцатилетнего срока не могут возбуждаться новые споры о принадлежности приходов. Церковная жизнь, как и жизнь светская, строго регламентирована. Решения Вселенских Соборов столь же обязательно подлежат выполнению, как решения, к примеру, Совета Безопасности ООН. То есть сам факт предъявления Румынской Церковью канонических претензий на территорию «Бессарабии» — уже есть грубое нарушение международных внутрицерковных правил. Не говоря о тех действиях, которые Румынская Патриархия предприняла в последнее время.

Перейти Прут и Днестр!
Новый румынский Патриарх Даниил, возглавивший Церковь соседней страны после смерти Патриарха Феоктиста, счёл необходимым начать свою деятельность с настоящего демарша. Румынская Патриархия объявила об открытии трёх новых епархий с резиденцией в Бельцах, Кантемире и Дубоссарах. Этим своим решением Священный Синод Румынской Церкви нарушил вообще всё, что только можно нарушить в области церковной дипломатии. Каноны на то и священны, что покушаться на них никому не дозволено. Иначе ведь, как говорил Достоевский — «можно всё». Не станем называть номера правил и Вселенских Соборов, на которых они были приняты. Но, если кратко, то — строго запрещено ставить двух епископов на одну кафедру. В то время как во всех трёх новых Епархиях, об открытии которых объявила Румынская Церковь уже действуют легитимные пастыри. Дальше — больше. Согласно правилам, епископ не имеет права простирать свою власть на иную епархию, а областной епископ (также и Патриарх) — на церкви за пределами своей области. В заявлении РПЦ говорится: «Этот шаг Священного Синода Румынской Церкви представляет собой попрание самих основ церковного строя, противоречит священным канонам Церкви и наносит великий ущерб как взаимным отношениям двух Патриархатов, так и православному единству в целом». Это — слишком серьёзное обвинение, чтобы от него можно было отмахнуться.
Есть все основания полагать, что Румынская Православная Церковь, рискнувшая пойти на нарушение священных канонов, решений Вселенских Соборов, реализует геополитические устремления Румынского государства. Интересно, что косвенные подтверждения этой мысли не заставили себя долго ждать. Проговорился не так давно глава Бессарабской Митрополии Петру. Он заявил, в частности, что резиденция недавно созданных епархий Хотина, Четатя-Албэ (Белгород-Днестровский) и Измаила на территории Молдовы — явление временное, до тех пор, пока, — цитируем, — «не изменятся границы». А когда, — снова цитируем, —  «сложится благоприятное время», епархии переместятся в соответствующие украинские города. Что это? Неужели — доказательство почти поговорки, что у бухарестских политиков на уме, у митрополита Петру на языке?
И Белгород-Днестровский, и Измаил — территория Украины, а значит — сфера юрисдикции Украинской Православной Церкви и Украинского государства. Надо сказать, что «ползучее» проникновение на территорию суверенной Украины Румынская церковь начала не сегодня. Еще в 2004 году митрополит Одесский и Измаильский Агафангел писал возмущённое письмо заведующему отделом одесской областной администрации по делам религий Анатолию Михайловичу Сенчуку. В этом письме священнослужитель обвинял госчиновника в том, что тот «сделал всё, чтобы оперативно зарегистрировать общину т.н. «Автономной православной церкви» во главе со «священником» «Бессарабской митрополии» Анатолием Кристя в селе  Камышовка Измаильского района Одесской области». Далее в своем письме владыка писал: «Целью создания на территории Одесской области румынской «Бессарабской митрополии» является не только духовный прозелитизм, но и пропаганда уже внутри Украинского государства идеи отторжения от Украины юга Одесской области». От себя добавим: помимо Южной Бессарабии есть ещё Северная Буковина, куда Румынская Церковь также стремится распространить своё влияние.
У владыки Агафангела были основания именно таким образом характеризовать ситуацию. Церковь в Румынии не вполне отделена от государства. Во всяком случае, священнослужители получают зарплату из государственного бюджета. Иными словами, в известном смысле они являются государственными чиновниками. Если действия и заявления румынской церкви в какой-то степени соответствуют планам государства, то это можно расценить, как намёк на предъявление территориальных претензий Румынии к Украине. Напомним, не так давно официальный Бухарест сделал на этот счёт ещё более прозрачный намек. А именно — аннулировал «пакт Молотова-Риббентропа», по которому и Южная Бессарабия, и Северная Буковина как раз и отошли к Украине. Тогда многие наблюдатели отметили, что это — не шибко завуалированная претензия не только на территорию Молдовы, но и на целые украинские области. Теперь вот государственную политику подкрепила политика церковная. А о том, что эта одна и та же политика прямым текстом заявил уже цитировавшийся здесь руководитель Бессарабской Митрополии Петру, который ждёт не дождётся, когда созреют «условия», не «изменятся границы», и резиденции новых епархий переместятся в соответствующие украинские города.
А раз так — то это не только проблема взаимоотношений Русской Православной и Румынской Православной Церквей, не только головная боль Митрополии Молдовы и молдавских властей, но и большой вопрос для официального Киева.

 
След. »