Главная arrow Раскольники. arrow Межцерковное противостояние: кто подставляет Румынию?

Межцерковное противостояние: кто подставляет Румынию?

Выводы из данного более чем неприятного и досадного инцидента должны извлечь, в первую очередь, в Бухаресте. Интересы румынского государства заключаются в налаживании прагматичного румынско-русского диалога и внесении грамотных имиджевых корректировок в тот образ Румынии, который формируется сегодня всякого рода политическими маргиналами и дикарями помимо ее воли, но за ее деньги, у жителей Республики Молдова всех национальностей. Кроме того, похоже, Румыния и сама нуждается в более объемной и многомерной политической картине того, что в целом происходит к востоку от ее границ - в объективной информации из первых уст и истинных позициях сторон, а не их интерпретациях в исполнении бессарабских «певцов русофобии».

 

В одном из своих выступлений президент Румынии Траян Бэсеску как-то заявил о том, что огромной, непростительной для политического деятеля стратегической ошибкой диктатора Иона Антонеску было то, что он в свое время «не сумел вовремя остановиться» и перешел Днестр. Об общей корректности данного высказывания румынского лидера в историческом контексте можно спорить до хрипоты, чем и не преминули заняться кишиневские пропагандистские издания, но в данном случае хотелось бы сказать о другом.

Нынешнее межцерковное противостояние, связанное со скандальным решением Синода Румынской Православной Церкви (РумПЦ) о создании трех новых епархий на территории Молдавии, Приднестровья и Украины, похоже, свидетельствует о том, что Бухарест совершает именно то, от чего его недавно предостерегал сам румынский президент: он опять «не сумел вовремя остановиться». Или, возможно, кто-то намеренно сделал так, чтобы он «не сумел остановиться»…

Только-только в высших кругах румынской власти начали осознавать очевидный на самом деле факт – румынским интересам в высшей степени соответствует установление нормальных рабочих отношений с Россией и улучшение собственного имиджа в глазах всего населения Республики Молдова, в том числе русскоязычной его части, -  как следует неумная провокация, однозначно и предсказуемо негативно воспринятая не только церковными и политическими кругами Москвы, Киева, Тирасполя и Кишинева, но и подавляющим большинством населения РМ. На выходе же, выгод от этого шага для Румынии – полный ноль. Зато минусов – масса, причем крайне болезненных и, похоже, определяющих негативную и крайне конфликтную атмосферу дальнейшего румынско - русского диалога на весьма длительную перспективу.

Противникам улучшения русско-румынских отношений можно поаплодировать: цель выбрана идеально точно. Авторы провокации очень хорошо знали о том, что российские власти сегодня особенно чутко реагируют именно на события, затрагивающие позиции Русской Православной Церкви (РПЦ).

Однако принципиально важным, на мой взгляд, в данном случае является не констатация всем известных фактов, а установление ответа на следующий вопрос: кто таким образом сознательно подставил и продолжает подставлять Румынию, Румынскую церковь и лично румынского президента?

По первым итогам скандала, вызванного действиями РумПЦ, по тому, настолько удачен был, выражаясь футбольной лексикой, этот пас, ровно ложащийся на ногу определенным силам в РМ, возникает впечатление, что авторы этой бездумной с точки зрения румынских интересов акции находятся не в Бухаресте, а в Кишиневе. Действительно, в молдавской общественно-политической жизни есть довольно влиятельные силы, крайне болезненно воспринимающие сами возможности нахождения общего языка между Румынией и Россией, а также снятия межнационального противостояния в самом молдавском обществе. Слишком много лет они с выгодой для себя паразитируют на этих конфликтах, чтобы вот так запросто расстаться с таким прибыльным промыслом.

Для того чтобы разобраться в этом вопросе, проведем простейшее действие: сравним заявления, сделанные в ходе последнего межцерковного кризиса официальными представителями собственно Румынской Патриархии и так называемой «Бессарабской митрополии», которую в Кишиневе небезосновательно называют «филиалом ХДНП».

Итак, после принятия 24 ноября Синодом РумПЦ одиозного решения о новых епархиях его последовательно осудили в Тираспольской и Дубоссарской епархии Русской Православной Церкви, в Московском Патриархате и в Молдавской Митрополии РПЦ. В ответ на это следует ответ со стороны, похоже, действительно не ожидавшей такой жесткой реакции Румынской Патриархии, в котором Бухарест делает первый осторожный шаг назад: «Решение Синода Румынской Православной Церкви от 24 октября 2007 года, принятое на основе официального признания независимым государством Республика Молдова воссозданных епархий, сможет воплотиться в практику только в процессе консультаций с Московским Патриархатом и другими Православными Церквями-сестрами». Затем, скорее на неофициальном уровне, была озвучена позиция Румынской патриархии о том, что до проведения этих самых консультаций с Москвой, исполнение решения Синода РумПЦ от 24 октября «приостанавливается».

Теперь для сравнений посмотрим, что в то же самое время говорили представители «Бессарабской митрополии». Так в ответ на возмущенные заявления представителей Русской Православной Церкви так называемый «Митрополит Бессарабский и Экзарх Земель» Петру Пэдурару не моргнув глазом заявил, что возглавляемая им «Бессарабская митрополия» намерена, «когда сложится благоприятное время», распространить свое влияние не только не Молдавию и Приднестровье, но и на часть территории Украины, переместив свои епархии «в соответствующие украинские города». Советник «Бессарабской митрополии» и по совместительству лидер парламентской фракции ХДНП Влад Кубряков пошел еще дальше и выступил с откровенными обвинениями в адрес Русской Православной Церкви. По его словам, Московская Патриархия находится в «сообщническом сговоре с сепаратистским Тираспольским режимом», который так жестоко «держит под духовным контролем» верующих «собратьев» Кубрякова на левом берегу Днестра. А после сообщения о том, что, в связи с негативной реакцией РПЦ, Румынская Православная Церковь приостанавливает процесс создания трех новых епархий, Кубряков и вовсе заявил, что Румынская Патриархия даже при всем желании «не может приостановить или отменить подобные решения, так как решения о создании этих епархий принималось в различные годы на уровне Бессарабской митрополии».

Вообще, стоит отметить, что в самой РумПЦ далеко не все разделяли и разделяют радикальные, откровенно ксенофобские воззрения и провокационные действия своих наместников в Бессарабии. Однако, что касается последних, то эти лица, в большинстве своем связанные с все той же ХДНП, к сожалению, все еще имеют по инерции слишком сильное влияние и на румынских церковных иерархов, и на некоторых румынских политиков, и на информационное пространство Румынии. И, исходя из вышеприведенных цитат, едва ли мы погрешим против истины, предположив, что и само провокационное решение Синода РумПЦ было принято именно с подачи вышеозначенных кишиневских господ, а не по собственной инициативе иерархов РумПЦ.

Застолбившие за собой роль «профессиональных румын» фронтисты, наряду с воронинцами и «профессиональными русскими», всегда были заинтересованы в усугублении являющегося для них единственно питательной почвой межнационального противостояния в молдавском обществе. А посему они всегда были, в первую очередь, русофобами, и только во вторую - по возможности - «хорошими христианами» и «хорошими румынами». Вот и сегодня они толкают Бухарест на конфликт с Москвой и сталкивают лбами румын и русских, исходя исключительно из собственных целей и собственной неизлечимой русофобии, а не исходя из национальных интересов румын и румынского государства. Более того, это один из тех случаев, когда их интересы и интересы Румынии находятся в прямом противоречии.

Что касается выводов, то выводы из данного более чем неприятного и досадного инцидента должны извлечь, в первую очередь, в Бухаресте. Интересы румынского государства, повторюсь, заключаются в налаживании прагматичного румынско-русского диалога и внесении грамотных имиджевых корректировок в тот образ Румынии, который формируется сегодня всякого рода политическими маргиналами и дикарями помимо ее воли, но за ее деньги, у жителей Республики Молдова всех национальностей. Кроме того, похоже, Румыния и сама нуждается в более объемной и многомерной политической картине того, что в целом происходит к востоку от ее границ - в объективной информации из первых уст и истинных позициях сторон, а не их интерпретациях в исполнении бессарабских «певцов русофобии». Да и мы здесь тоже, надеюсь, как-нибудь обойдемся без этих и других лукавых  горе-«переводчиков», оценивая, в чем заключается подлинная позиция нынешних румынских политических элит, в чем состоит интерес Бухареста в регионе, и чего действительно хочет от своих международных партнеров сегодняшняя Румыния.

Автор: Евгений Шоларь

 
« Пред.   След. »